0

Многозадачность и продуктивность

Всё чаще сталкиваюсь с утверждениями о том, что многозадачность вредит нашему вниманию, но давайте разберемся в вопросе многозадачности структурно.

Ученые предполагают, что у подростков, которые с детства пользуются гаджетами, лучше развита способность переключаться между задачами, но внимание на чем-то одном им удерживать сложнее. Но в настоящий момент сравнивать молодых людей и тех, кому около 30 лет, в этом отношении было бы немного некорректно, потому что 20 и 30 лет — это две стороны достоверно установленного пика когнитивного развития, хотя, возможно, немного плавающего. После 30 лет когнитивные процессы начинают плавно идти вниз. Тем не менее то, что следующее поколение будет иначе концентрироваться на задачах, не означает, что это плохо. Они просто будут делать это по-другому. Английский ученый-физиолог Сьюзан Гринфилд говорит, что любые технологии развивают одни когнитивные навыки в ущерб другим. Любые познавательные процессы взрослого человека — и внимание, и память, и мышление — это культурно опосредствованные процессы, то есть опосредствованные теми инструментами, которые используются в данном конкретном обществе в определенную эпоху. По сути, эти инструменты уже встроены в структуру психики.

Очень интересным в этой связи представляется понятие расширенного познания, которым пользуется философ Энди Кларк, да и не только он. Оно предполагает, что смартфоны и другие гаджеты — это уже часть когнитивной системы человека, причем такая часть, изолировать, вырвать которую из познавательной системы невозможно. Но взрослые люди осваивают ее произвольно, примерно так же, как осваивают второй или третий иностранный язык. А для молодого поколения эта цифровая составляющая уже сродни первому языку. Она изначально встраивается в психику и определенным образом ее модифицирует.

Ульрик Найссер (1928-2012), американский психолог-когнитивист, автор книги «Познание и реальность»

Еще в 70-е годы XX века было доказано, что многозадачность можно натренировать. Классик когнитивной психологии Ульрик Найссер в своей книге «Познание и реальность» рассказал об эксперименте, который проводили его асприанты Элизабет Спелке и Уильям Херст: в течение семнадцати недель они тренировали двух студентов-биологов одновременно читать текст, понимать, о чем он, чтобы потом отвечать на вопросы, и параллельно записывать слова под диктовку. Примечательно, что к концу эксперимента они смогли записывать не только слова, но и категории, к которым они относятся, то есть они не просто записывали, но и проделывали определенную мыслительную операцию. А вначале они просто не понимали, что пишут: им перечисляли двадцать животных, но они не понимали, что записывают виды живых существ. Однако они все же заметили, когда им диктовали двадцать рифмующихся слов. Под конец испытуемые научились понимать, что они записывают, и параллельно читать текст, а потом хорошо отвечать на вопросы по нему. Так что Юлием Цезарем вполне можно стать, хотя его многозадачность сомнительна: исследователи полагают, что он просто мог решать государственные проблемы во время неинтересных ему гладиаторских боев. И у современных детей для этого больше возможностей, так что многозадачность у них действительно развита лучше.

При этом нельзя определенно говорить, что у них будет хуже с концентрацией. Как правило, концентрацию лучше всего определять через устойчивость внимания, то есть способность удерживать его в течение длительного времени на одном и том же предмете. Ей в каком-то смысле противостоит необходимость в постоянном переключении. У человека может быть сама по себе высокая переключаемость, и ему будет легко отвлечься от одного дела и заняться другим, а потом снова вернуться к первому. И при этом, если это необходимо, он может поддерживать долгое устойчивое внимание на текущем объекте. Современное поколение скорее делает ставку на переключение — не переключаемость, а именно на необходимость или удобство постоянных прыжков между разными источниками информации, чтобы зацепить как можно большее количество этих источников. Но если мы хотим увеличить их количество, значит, на каждом мы задерживаемся все меньше, пытаясь ухватить самую первую, самую броскую информацию, не погружаясь вглубь. Устойчивость при таком подходе не страдает: от нее просто отказываются.

Закрепление результатов

Ульрик Найссер, описывая в своей книге эксперимент со студентами, которые учились быть Юлием Цезарем, хотел показать, что утверждение о том, что внимание человека очень ограниченно, ошибочно. Главный вопрос в том, насколько разные действия хорошо подогнаны друг к другу за счет практики.

Но ребенок, подросток, у которого в руках гаджет, постоянно имеет возможность тренировать свое внимание. Он может делать это каждый день. И даже если из-за постоянного «сидения в телефоне» на него кричат учителя в школе, отказываться от этого ему все равно невыгодно. В противном случае он жертвует своей пресловутой многозадачностью. И маловероятно, что в будущем человек, который вырос со смартфоном в руках, будет вести взрослую жизнь без него — точно так же, как тот, кто привык работать за компьютером, вряд ли станет пользоваться пишущей машинкой.

Мигание внимания

Есть такое понятие — «мигание внимания», проявления которого можно очень хорошо изучать в лабораторных условиях. Под миганием подразумевается устойчивая неспособность человека обнаружить второй из идущих подряд целевых объектов, если они быстро сменяют друг друга в одной и той же точке. Допустим, нам показывают в одном месте много букв, или много цифр, или много каких-то картинок и просят опознать две из них, например две серые среди черных или две цифры среди букв. Со стопроцентной вероятностью любой человек легко найдет первый искомый объект, но потом в пределах полусекунды он не может обнаружить второй — это и есть мигание внимания. Человек смотрит в упор, не моргает, а внимание «мигает», и человек не видит того, что появляется прямо перед его глазами.

В одной интересной работе сравнивались две группы испытуемых: студенты и небольшая выборка ветеранов-снайперов Второй мировой войны, которых давным-давно специально тренировали на движущихся мишенях. Оказалось, что несмотря на то, что у пожилых людей мигание внимания в принципе проявляется сильнее, ветераны-снайперы показали лучшие результаты, чем студенты. У них мигание внимания если есть, то оно короче и меньше влияет на качество результатов, притом что они могли не заниматься стрельбой много лет. То есть от армейской тренировки в стрельбе по движущимся мишеням явно есть долгосрочный эффект.

Наука знает, почему мы любим выполнять несколько задач одновременно.

Почему это приятно

Наш собственный мозг нас обманывает! Потому что ему нравится, когда мы якобы заняты по горло. Исследования показывают, что многозадачность приводит к выбросу дофамина, гормона счастья. Мы же должны получить награду за усердную работу!

Мы, как сороки, легко отвлекаемся на всё новое, яркое и блестящее. И от этого больше всего страдает часть мозга, отвечающая за концентрацию.

Центры, отвечающие за получение удовольствия, активируются, когда мы переключаемся между задачами. Стоит только посмотреть на новое письмо в папке входящих, оповещение в социальной сети — маленькая доза гормона удовольствия тут же поступает в кровь. Конечно, в таких условиях легко отвлекаться.

Минусы многозадачности

Доказано, что многозадачность — причина повышенной выработки ещё одного вещества, кортизола, гормона стресса, который влияет на всё: от умственной работоспособности до плотности мышечной ткани. Если вы часто отвлекаетесь, то можете попрощаться с кубиками на прессе, заработанными с таким трудом. Не нравится перспектива? Можно ведь не отвечать на все эти сообщения, только и всего?

Тренировки памяти и внимания

Довольно давно существует много доступных способов для тренировки рабочей памяти, внимания и концентрации: книги с упражнениями, приложения для мобильных устройств, где предлагается запоминать порядок слов, находить выделяющийся элемент среди множества подобных и так далее. Эффект от них обычно бывает, что называется, с переносом. Но насколько он может быть продолжительным? Во-первых, важна регулярность этих тренировок, а во-вторых — навык, который мы отрабатываем. Дафна Бавельер, когнитивный психолог, в своей лаборатории изучает, в частности, влияние компьютерных игр на когнитивную сферу. В ее исследованиях испытуемых ежедневно на час сажали играть в компьютерные игры-аркады. В начале и в конце эксперимента им, как и контрольной группе, давали большой набор стандартных лабораторных задач на внимание, которые не имели никакого отношения к этим компьютерным играм: задачи зрительного поиска, пространственного переключения внимания, быстрого ответа на появляющийся сигнал, задачи с конфликтными стимулами и так далее.

Оказалось, что после регулярных тренировок улучшаются все рассматриваемые показатели. Регулярные часовые занятия оказали положительный эффект на способности решать все перечисленные виды задач. И в целом, конечно, от любого рода тренажеров для внимания хуже точно не станет. Но появилась новая, пока еще не особо изученная область тренировки когнитивных способностей. Раньше, особенно для пожилых людей, регулярным тренажером были кроссворды, положительный эффект от которых очень хорошо описан и задокументирован. Проводилось множество исследований, связанных с возможностями извлечения из памяти определенной информации. Из них нам известно, что те, кто регулярно разгадывает кроссворды, по ряду показателей существенно превосходят тех, кто этого не делает.

Исследований о долгосрочности эффекта от мобильных «тренажеров мозга» практически нет по той причине, что, как правило, для компаний, которые их создают, главное — просто продать товар, исследования его долгосрочной эффективности их не интересуют. Потому что это в принципе было бы довольно сложно: потренировать человека какое-то время, а потом забрать у него этот тренажер и попросить прийти через два года. А если человек не хочет? А если ему важны постоянные занятия, а не в течение ограниченного, нужного для исследований времени? Обычно во время экспериментов к ученым приходит человек, получает небольшие деньги, с ним работают — и навсегда прощаются. А для изучения длительных эффектов нужно найти людей, которые захотят приходить в лабораторию регулярно, может быть, на протяжении нескольких лет. Однако за последнее десятилетие опубликовано немало лабораторных исследований эффектов когнитивной тренировки (например, тренировки рабочей памяти с использованием традиционных экспериментальных методик для ее изучения) как на молодых, так и на пожилых выборках, где показывается, что эффекты когнитивной тренировки могут быть длительными. Выбранные интервалы для повторного тестирования в этих исследованиях различаются, но даже у пожилых участников таких исследований месяцы спустя после тренировки достигнутый уровень когнитивного функционирования не снижается.

Для более молодых выборок, кроме того, характерны эффекты переноса упражнений (например, тренировка рабочей памяти впоследствии дает повышение эффективности в других сферах, допустим в решении задач в условиях внешних помех), для пожилых выборок возможности такого переноса ограниченны. Но накопленные данные в целом позволяют оптимистично смотреть на отсроченные эффекты «тренажеров для мозга».Серьезных исследований об эффективности использования специальных приложений и программ пока не было. Хотя, конечно, их создатели клянутся, что стопроцентная эффективность научно подтверждена и пользователь обязательно достигнет успеха. Но и вред от них едва ли будет, и эффект переноса проявится, вопрос только в том, в каких масштабах.

Один журналист написал целую книгу, которая вышла и на русском языке, о том, как он пытался увеличить IQ и целый год честно занимался по четырем разным программам, включая тренажеры внимания и рабочей памяти, медитативные практики и так далее. Но с коэффициентом интеллекта у него так ничего и не произошло. Очень жаль, что во время своих занятий он не делал замера объема рабочей памяти, переключаемости, устойчивости внимания и других характеристик, которые вполне можно измерить. Тем не менее такого рода исследованиями активно занимаются китайские ученые: несколько лет назад опубликовали работу, в которой описываются результаты 1300 испытуемых, которым предлагалось большое количество задач на внимание. Ученые проверяли, насколько эти параметры коррелируют с IQ и другими данными. То есть китайцы могут спокойно позволить себе привлечь очень большое количество людей для такого рода исследований, и, может, в ближайшее время выйдет работа, где они расскажут об измерениях всевозможных когнитивных навыков под влиянием информационных технологий и прежде всего когнитивных тренажеров для мобильных устройств.

Источник — НЕискусственный интеллект

Ана

Добавить комментарий