0

Семь причин не возвращать вымерших животных

Что, если бы мы могли начать заново? Что, если бы мы отменили нажатие кнопки «удалить» и вернули вымерших животных? Технологический процесс под названием «возрождение» уже не за горами, и дискуссии меняют свой фокус с вопроса «можем ли мы?» на «следует ли нам?»

Легко спорить о воспроизведении растений. Представьте, если бы Camellia sinensis (чай), Coffea arabica (60–80% которой используются в мировом производстве кофе) или — боже упаси! — Theobroma cocoa (шоколад) исчезли. Разразился бы международный кризис, и их возрождение стало бы приоритетом номер один. Что же о других, не менее важных для цивилизации видах, таких как рис или медоносные пчелы? Что о теплых и пушистых существах, которые вымерли из-за деятельности человека? Странствующие голуби, мамонты, многие виды черепах и птиц были широко распространены до недавнего времени.

Возрождение растений и мамонтов —  две совершенно разные вещи, и последней я говорю нет.

Как биолог-эволюционист я считаю, что было бы потрясающе вернуть к жизни вымерших животных: их можно было бы исследовать всем имеющимся научно-техническим арсеналом. Но, за исключением некоторых восстановленных видов вирусов, это не совсем то, что подразумевает под собой возрождение. На самом деле, возрождение — это процесс извлечения ДНК вымершего вида и имплантирование в похожий живой, чтобы получить новый гибрид. Широко обсуждаемый проект по воскрешению шерстистых мамонтов использует азиатских слонов в качестве реципиентов и получает гибрид с 2% ДНК мамонта.

Точно так же любой человек европеоидной расы на 1-2% неандерталец, но он не разгуливает по округе, называя себя воскрешенным неандертальцем.

Кроме того, если мы не можем сохранить то, что имеем сегодня, то почему считаем, что справимся лучше с возрожденной в лаборатории генетической мозаикой, которая будет напоминать вымерший вид?

Есть семь причин, почему нам не следует возрождать животных, — от биологических до философских. Мне нравится называть их «Семь Э».

1. Вымирание (англ. extinction)

Животные не вымерли просто так: люди использовали мясо и мех, было слишком много вредителей, уничтожающих естественную среду обитания, или произошла какая-то катастрофа. Исчезли ли причины, которые привели к вымиранию? Если нет, то кто сказал, что история не повторится? Куда бы я ни выбиралась на экспедиции, будь то Масаи-Мара или Анды, существует всего два типа животных: сильные и здоровые или мертвые.

2. Эволюция

Даже если мы подчиним своей воле эволюцию, вернув к жизни вымершие виды, то что случится, когда эволюция возьмет их под контроль? Вряд ли нам понравится результат. Но даже если бы мы вернули этих животных, в лучшем случае получилась бы очень маленькая популяция с ограниченным генетическим разнообразием. В истории полно примеров: шесть веков кровосмешения в доме Габсбургов закончились на короле Испании Карле Втором, который был не в состоянии нормально жевать еду, помимо множества физических, сексуальных, интеллектуальных и эмоциональных проблем. (Современный английский бульдог — еще одна поучительная история об опасности близкородственного скрещивания.) Маленькая популяция возрожденного вида даст нездоровое, с большой вероятностью бесплодное потомство. Дело закончится очередным вымиранием, — только если вы не создадите разнообразие, превышающее 100 генетически разных индивидов.

3. Экология

«Человек —  не остров», —  и другие живые существа тоже. Всем созданиям нужна экосистема для развития. В прошлом, когда мы пытались вернуть исчезающие виды в дикую природу, возникала цепная реакция с непредвиденными последствиями. Самый известный пример —  возвращение серого волка в Йеллоустоун: волки начали охотиться на лосей и оленей, и популяция последних сократилась. Зато увеличилось количество тополей и осин, что сыграло на руку (или на лапу) бобрам. Невозможно предугадать, как местная экология изменится с возвращением с того света вымерших видов —  да, мы можем вернуть мамонта, но к чему это приведет? Приняли ли мы во внимание эффект, который он окажет на современную экосистему? Животные также являются переносчиками экосистемы микробов на коже, в кишечнике, ушах, на гениталиях. Этот так называемый микробиом влияет на питание, иммунную систему, даже на настроение и поведение животного. Естественный микробиом невозможно реконструировать. Новый, искусственный, будет иметь непредсказуемые последствия.

4. Этология

Птицы и млекопитающие перенимают поведение, наблюдая за другими представителями своего биологического вида. Что произойдет, если вы окажетесь первым вернувшимся из капсулы времени? Программа размножения кондора в неволе была хорошим примером того, насколько опасно отсутствие родителей того же биологического вида. Несмотря на то, что родители-люди пользовались куклами, чтобы оградить молодых птиц от подражания им, рожденные в неволе птицы, которых позже отпустили в дикую природу, проявляли нездоровый интерес к людям и были менее общительны с другими кондорами. Не будут ли мамонты считаться изгоями в семействе слонов, что не даст им возможности обучиться должному поведению? Без родителей отпрыски впитают несвойственные им повадки похожих видов или людей.

5. Экономика

По данным американского Общества защиты животных (Performing Animal Welfare Society), уход за здоровым слоном обходится примерно в $70 тыс. в год, а за слоном в возрасте и того больше. Трата денег на возрождение первого мамонта несомненно вызовет ажиотаж. Однако, когда волнение утихнет, кто будет оплачивать счета…до бесконечности? Мы всерьез хотим вернуть животных, чтобы усыпить их, когда закончится финансирование?

6. Эмоции

Когда кто-то умирает, мы испытываем чувство потери — иногда реальное, иногда абстрактное. Кто не будет переживать тяжелое чувство утраты, если вымрут слоны, даже если человек никогда их не видел? Однако это переживание не сопоставимо с финансовой, биологической и этической стоимостью возрождения вымерших видов.

7. Этика

Почему мы хотим возродить эти виды? Испытываем ли мы вину за то, что были одной из главных причин их вымирания? Чувствуем ли мы обязанность оплатить долги наших предков? Но для кого эта справедливость? Определенно не для воскрешенных животных. Они столкнутся с наследственным уродством, плохой адаптацией к современным условиям, голоданием, а когда мы потеряем к ним интерес, все закончится повторным вымиранием. Этично ли «искупать вину» наших предков, провоцируя другие страдания?

В конце концов, все сводится к идее, что считать «естественным». Естественно ли наличие мамонта в Сибири, как это было когда–то? По такой логике естественны и птеродактили в небе. Или море, полное трилобитов. А может, анаэробная земля, какой наша планета была большую часть эволюции. Хотя давайте для начала признаем факт, что на первозданной Земле не было жизни в принципе. Вы не можете просто сделать выбор, а затем прятаться за ширмой «естественности».

Парк Юрского периода был ужасной идеей, и Плейстоценовый парк ничем не лучше. Так что вместо возрождения давайте приложим усилия для сохранении экологически важных, интересных и очаровательных живых существ, которые есть у нас сегодня. Воскрешение — не план Б.

Эта статья написана на основе выступления доктора Ротшильд на дебатах Intelligence Squared «Не возвращайте к жизни вымерших животных» (“Don’t bring extinct creatures back to life”).  Вы можете посмотреть полное видео дебатов, в которых участвовали также Стюарт Брэнд, Джордж Чёрч и Росс МакФи.

Оригинал: Quartz
Автор: доктор Линн Джастин Ротшильд, астробиолог в Исследовательском центре Эймса НАСА

Переводила: Инна Игнатенко
Редактировала: Слава Солнцева

Источник: ЯДзен «NewO4ём»

Ана

Добавить комментарий